Вторая беременность – Рассказ о беременности

Воспоминания о беременности

Жила Настя спокойно, воспитывала годовалую дочку Танюшку… И вдруг, как гром среди ясного неба, – незапланированная вторая беременность!

Анастасия Резникова

Насте приходится решать новые проблемы, о существовании которых она раньше и не догадывалась. Но все это мелочи по сравнению с тем счастьем, которое дарит ожидание второго малыша.

Полюбить двоих

Идет седьмой месяц моей беременности. Читала, что к 28-й неделе малыш весит примерно 1000 г, а его рост может достигать 37 см. Это уже маленький человечек, полностью сформировавшийся, совсем «настоящий». Теперь ему остается только расти, набираться сил для скорого рождения. Не могу поверить: это ведь действительно произойдет совсем скоро!

Мне страшно. Нет, я не боюсь родов: я через них уже проходила, и оказалось, что это вполне реально и даже здорово. Боль уходит, а чудо пережитого остается на всю жизнь. Что же меня тогда так мучает? Надо быть честной: меня изводит чувство вины. Перед уже родившейся дочкой, которая сейчас занимает все мое внимание, мысли, чувства, – за то, что скоро она этого внимания лишится. И перед еще не родившимся малышом – за то, что я целыми днями думаю не о нем. Я пришла к ужасающему выводу: у меня не получается любить двоих! Как я была счастлива во время первой беременности, чудо ожидания переполняло все мое существо. Я ездила на работу, сидела в женской консультации, общалась с мужем, с друзьями, но каждый миг, каждую секунду я чувствовала: у меня есть малыш, я – не я, не прежняя Настя, потому что теперь нас двое, во мне живет и все подрастает любовь. Потом Танюшка появилась на свет и заполнила собой всю мою жизнь, все время, которое я с радостью отдавала ей. Я очень ее люблю. Пожалуй, сейчас я понимаю это особенно остро. Потому что скоро, совсем скоро между нами появится кто-то третий. Маленький и беззащитный. Непримиримо требовательный. И я его. тоже люблю?

Конечно, люблю. Как я могу не любить своего будущего ребенка? И все же это совсем не то состояние, в каком я прожила свою первую беременность. И от этого я чувствую себя еще более виноватой – перед ним, своим крохой, который так скоро появится на свет.

– Прекрати морочить себе голову, – зевнул муж, с которым я попробовала поделиться своими терзаниями. – Детей должно быть много. Им вместе веселей, да и доля эгоизма, приходящаяся на каждого отдельно взятого члена семьи, уменьшается пропорционально их количеству.

Как Танюшка воспримет появление малыша, которого я буду нянчить, носить на руках, кормить грудью, баюкать в коляске, вместо того чтобы, например, покатать ее на велосипеде или заняться строительством замка в песочнице? Психологи прямо предупреждают о возможности возникновения у полутора-двухгодовалых детишек агрессии, капризов и других негативных явлений после появления второго малыша в семье. Они могут внезапно утратить все приобретенные «взрослые» навыки и впасть в младенчество, потеряв всякое уважение к горшку и т.д. Говорят, таким образом старший ребенок подсознательно пытается завладеть утерянным вниманием матери.

У страха глаза велики. Начитавшись о возможных проявлениях агрессии, я стала невольно представлять себе жуткие картины: вот Татка бьет малыша по голове погремушкой, вот пытается вышвырнуть его из бывшей когда-то ее собственностью коляски, вот прикрывает сверху подушкой, чтобы он, в конце концов, перестал реветь. От таких страшилок мороз бежал по коже. Мне стало казаться, что я начинаю сходить с ума. Надо сказать, у меня нет ни братьев, ни сестер. Помню, всегда об этом жалела. Просила маму завести еще одного ребеночка, а еще лучше – собаку. В конце концов, мне завели рыбок, но я их так и не полюбила. Плавают себе тихонечко, живут своей жизнью, и нет им до меня никакого дела. Разве это друзья? Сестра же мне всегда представлялась, прежде всего, товарищем по играм, верным, неизменным, который всегда под рукой, а не где-то на другом конце города. Конечно, в реальности отношения между детьми в семье гораздо сложнее – и богаче. Устав от абстрактных переживаний, я взялась за телефон и принялась обзванивать подруг. Устроила целый социологический опрос на тему «Разделенное детство», или взаимоотношения с сестрами-братьями с точки зрения участников процесса. В целом итог оказался утешительным: никто из моих знакомых не затаил нереализованной мечты о братоубийстве, напротив – большинство опрошенных убежденно заявляли, что детей в семье должно быть никак не меньше двух.

Приободрившись, я с новыми силами взялась штудировать публикации. Многомудрые авторы однозначно утверждали, что без помощника на первых порах мне будет не обойтись. Когда в доме двое малышей, то все время кто-то плачет, кого-то нужно переодевать, кормить, выносить горшки, с кем-то идти гулять, а кого-то, напротив, в то же самое время укладывать в постель. «Вы то и дело будете находиться в состоянии отчаяния», – оптимистично заверял психологически подкованный авторитет. Вывод напрашивался сам собой – требуется няня. Но для кого? Для Татки или для крохи? И на сколько часов ее приглашать, в какое время суток? Честно говоря, мне сложно представить, что я спихну мою Танюшку чужой тете. И я совсем не уверена, что ей от этого станет спокойнее. Не будем к тому же забывать о финансовой стороне вопроса! В общем так: для начала нужно оговорить с родственниками график их отпусков – муж, родители, свекровь, в порядке общей очереди. Пусть проведут с нами первое время. А там видно будет.

Далее: прогулки. О, сколько времени и сил отнимают прогулки с детской коляской! А ведь мне придется каждый раз тащить с собой в парк еще и Татку. Немыслимо. Уж лучше пожертвовать некоторыми городскими удобствами и снять дачу. Малыш мирно дремлет под окошечком, на плите булькает бульончик, а я спокойно и без спешки укладываю Татку в кровать. Идиллия! Даже помощники не так уж и нужны. Значит, записываем в плане пункт второй: нужно безотлагательно заняться поисками дачи. Желательно с такой системой водоснабжения, чтобы можно было установить простенькую стиральную машинку.

Переходим к следующему пункту. Говорят, старшего ребенка нужно подготовить к тому, что в семье ожидается пополнение, не позднее, чем за 2-3 месяца до рождения малыша. Ох. пора! Придется рассказать Татке, что в моем животике, который я так берегла все это время, подрастает малыш. Психологи рекомендуют посмотреть со старшим ребенком его младенческие фотографии, видеосъемки, рассказать о том, как новорожденный кроха будет себя вести и как за ним придется ухаживать. И конечно не забыть выделить в этих картинах будущего важное место для него, старшего, маминого друга и помощника. Татка будет качать колясочку, показывать погремушки. Пожалуй, пора нам осваивать игру в «дочки-матери». Жаль, что моя девочка совсем не любит кукол. Почему-то ее больше привлекают различные зверюшки. Попробуем исправить ситуацию.

Скользкая тема.

– Ты его съела?! – Татка глядит на мой живот с живейшим интересом. Я только что вернулась из женской консультации и, собравшись с духом, рассказала ей, что врач обнаружил в моем живо-тике малыша. К счастью, беременные поправляются постепенно, и до сей поры вопрос изменения моих объемов дочку не интересовал.

– Что ты, лапушка! Малышей не едят. Просто, перед тем как родиться, они некоторое время живут у мамы в животике.

– Зачем? – строго интересуется Татка.

– Ну, понимаешь, они такие крошечные, беззащитные, а в животике тепло и безопасно. Ты тоже там пряталась, пока не набралась сил и не решила, что тебе пора рождаться.

На лице дочери написано откровенное сомнение. Видимо, мой живот не кажется ей самым уютным местом. Вот и хорошо, а то еще попросилась бы обратно.

– А как он туда залез? – выдает Татка очередной каверзный вопрос.

– Не знаю, – развожу я руками. – Вот родится, мы у него и спросим. Кстати, а ты не помнишь,

как туда залезала?

– Не-ет, – растерянно тянет Татка.

– Ай-ай-ай! Как жалко. А то бы ты мне сейчас рассказала.

– Дай ябоку (т.е. яблоко), – мрачно произносит дочь, меняя тему. Что-то не нравится ей этот разговор.

Теория и практика

Покупку «тренировочной» куклы мы с мужем решили приурочить к 8 Марта. Требования к новому «члену семьи» мы имели достаточно определенные: кукла должна примерно соответствовать размерам новорожденного ребенка, видом и пропорциями вызывая желание ее понянчить и побаюкать, а не срочно подыскивать принца для романтических отношений. В итоге мы впали в натурализм и приобрели куклу, способную «пить» из бутылочки настоящую воду, пользуясь затем горшком по самому, что ни на есть прямому назначению. К ней прилагались даже одноразовые подгузники. Все как у людей. В творческом азарте я присмотрела также коляску, ванночку и схватилась было за стульчик для кормления, но тут муж решительно зашипел мне в ухо:

– Остановись! Ты для малыша не покупаешь того, что для этого куска пластмассы.

– У малыша уже все есть. Наследство от Татки, – я вздохнула. Меня и впрямь одолевали неудержимые покупательские инстинкты. Каким было удовольствием в конце прошлой беременности выбирать детскую кроватку, пеленальный столик, разные сосочки-бутылочки…

– Ванну можешь оставить, а коляска для куклы слишком хороша. Как-нибудь перебьется.

– Ты не понимаешь, Татка должна привыкать к тому, что малыш будет спать в колясочке, а она сможет его возить, качать, поправлять одеяльце. В этом весь смысл!

– Только женщина может разглядеть смысл в совершенно бессмысленной трате денег! – парировал муж. – Ладно, бери коляску, но тогда ванну поставь на место. Будете пользоваться Таткиной, для полного отождествления.

Восьмого марта мы вывалили перед дочерью все это обширное хозяйство. И с замиранием сердца уставились на нее: ну, давай! Схвати эту куклу, прижми ее к сердцу и скажи, что давно мечтала усадить кого-нибудь на горшок!

Татка отнеслась к подаркам настороженно. Видимо, почувствовала какой-то подвох. Я решила заразить ее личным примером и принялась увлеченно менять подгузники, напевая «Ладушки, ладушки!». Татка совсем скуксилась и ушла в уголок, доламывать ручку у игрушечной кастрюльки. Муж выразительно фыркнул, демонстрируя свое отношение к моим психолого-педагогическим изысканиям, и удалился на кухню.

– Танюшка, смотри, у нее даже сосочка есть, – обескураженно потрясала я дорогушей куклой, способной по-настоящему писать в горшок.

– Не хочу, – упрямо тянула Татьяна, не вылезая из своего угла.

Ну что тут будешь делать? В общем, кукла оказалась в аутсайдерах. Зато коляска в конечном итоге пригодилась. Танюшка начала укладывать в нее плюшевого пингвина. Любит моя дочь пингвинов, даже не знаю почему. Одно время она просила завести живого пингвиненка, обещая ночевать с ним в сугробе посреди двора. Даже согласилась начать обливаться холодной водой, чтобы не болеть, к чему я никак не могла ее приучить на протяжении полутора лет. Плюшевого пингвина мы заворачивали в одеяльце, совали ему под клюв сосочку и сажали на горшок, вовсе не огорчаясь отсутствием продуктивности. Танюшка показала себя отменной мамочкой, нежной и заботливой.

Может, не беда, что пингвин не слишком похож на новорожденного.

30 Всего 8 Сегодня
Оцените полезность
Share

You may also like...