Вторая беременность, Рассказ

Вторая беременность

Жила Настя спокойно, воспитывала годовалую дочку Танюшку. И вдруг, как гром среди ясного неба, – незапланированная вторая беременность! Насте приходится решать новые проблемы, о существовании которых она раньше и не догадывалась. Но все это мелочи по сравнению с тем счастьем, которое дарит ожидание второго малыша.

Анастасия Резникова

К Новому году готов?

По-моему, даже в детстве я не ждала новогоднего праздника с таким нетерпением, как сейчас. Все дело в том, что в эту сказочную ночь, когда даже самые отъявленные скептики в сокровенном уголке души по-детски ожидают чуда, мы с мужем решили сами стать волшебниками и осыпать чудесами свою маленькую дочку и ее подружек. Мы оповестили друзей, что собираемся устроить настоящий карнавал, поэтому все гости – и большие, и маленькие – должны продумать костюмы. Танюшке, которой уже исполнилось год и пять месяцев, я приготовила наряд Снежинки. Не оригинально, зато очень красиво! Себе купила блестящий парик и бархатную маску в духе венецианских карнавалов. На пятом месяце беременности подобрать эффектный костюм весьма проблематично ввиду полного отсутствия талии – не наряжаться же снежной бабой! Ну, а муж, уложив Татку спать, битый час разгуливал по квартире в бороде и шубе Деда Мороза, с умилительной искренностью сокрушаясь о том, что природа наделила его носом тонким, длинным, да еще и с горбинкой, в то время как Деду Морозу полагается круглая, добродушная и располагающая к себе «картошка».

Для Танюшки и ее подружек – наших маленьких фей – я купила дивные волшебные палочки: музыкальные, с фантастическими звездами, начинающими мерцать от прикосновения к кнопочке на ручке. От взмаха этих палочек в новогоднюю ночь загорятся гирлянды огней на нашей елке, будут рассыпаться конфетти, вспыхивать бенгальские огни и взрываться петарды, рассыпаясь фейерверками в ночном небе (когда мы выйдем погулять). Мамы «фей», так же, как и я, пали жертвами предпраздничной лихорадки, и мы целые вечера проводили с телефонными трубками в руках, обсуждая программу грядущего карнавала. Радость ожидания праздника несколько омрачали зеркала, с беспощадным равнодушием отражающие все трансформации моей внешности. Конечно, я была готова к изменениям фигуры. Я горжусь своим животом, увеличивающимся в размерах от недели к неделе! Но проступившие на лице пигментные пятна застали меня врасплох. Эти пятна (они называются хлоазмы) образуются из-за отложения пигментного вещества – меланина. Врачи утверждают, что беспокоиться на этот счет не нужно, так как после родов они исчезают сами собой.

Во время моей первой беременности меланин заявил о себе коричневатой полоской, протянувшейся по телу от пупка вниз. Она меня даже забавляла: этакий меридиан, разделивший глобусообразный живот на западное и восточное «полушария». Но надо же было теперь этим пятнам появиться на моем лице, да еще перед самым праздником!

Вооружившись справочниками, я начала борьбу за остатки стремительно покидающей меня красоты. В качестве «пятновыводителя» попробовала использовать сок грейпфрута (нанести на ватный тампон и протирать проблемный участок), а также превращенный в ледяные кубики сок огурца. Кубики весьма освежают, но желаемого эффекта я пока не достигла. Правда, справочник говорит, что заниматься указанными процедурами следует в течение месяца. Видимо, похорошею ко Дню святого Валентина.

Час «икс»

Карнавал сорвался – Татка заболела. Тридцатого декабря у нее поднялась температура, и мне пришлось срочно обзванивать предполагаемых гостей, чтобы не приходили к нам заражаться. Катастрофа! Жаль наших приготовлений, жаль волнения и суеты и безумно жаль Татку – такую больную и несчастную, да еще и лишившуюся новогоднего праздника.

– Ну, костюм Деда Мороза у нас все-таки остался, – попробовал утешить меня муж. – Встретим Новый год тихо, по-семейному.

«Только бы и мне не заболеть», – думала я, намазывая нос оксолиновой мазью и развешивая по квартире нарезанный чеснок в марлевых мешочках. Инфекция – нечто совершенно ненужное беременной женщине!

– Не паникуй, – внушал мне мой доморощенный волшебник. – Загадаешь в новогоднюю ночь желание, и все обойдется.

– Да ты настоящий психотерапевт. Как они говорят: «Даю установку. »

Утром тридцать первого Танюшке стало лучше. Температура спала до тридцати семи с небольшим, и дочка снова превратилась в непоседу и егозу. Я всерьез опасалась за судьбу наряженной елки: ей грозило разбойное нападение, с ограблением, многочисленными переломами веток и даже человеческими жертвами (если бы деревце, не удержавшись, рухнуло всей своей массой на неугомонную Татку).

– Доченька, ты болеешь, пойдем в кроватку! – жалобно стенала я, чувствуя, что мой утомленный волнениями беременный организм функционирует буквально из последних сил. Наконец, напичканная лекарствами, натертая бальзамами и увешанная чесноком, Татка заснула. По-моему, я провалилась в сон гораздо раньше нее.

А потом наступил праздничный вечер. Вместо друзей приехала свекровь. Водрузила на стол миску салата оливье и с чувством выполненного долга включила телевизор.

– Э, нет, Нина Павловна, так не пойдет, – заявила я торжественно (благо беременный организм, отлежавшись, успел приободриться). – У нас по плану праздничный карнавал. Так что выключайте – и подключайтесь!

Волшебная палочка произвела фурор. Татка проявила все задатки настоящей волшебницы, «колдуя» вдохновенно и безостановочно. Разом забылись и болезнь, и тревоги, и огорчения; мы хохотали, как дети, и даже свекровь с неожиданной прытью заскакала, резвясь, по квартире. На «ура» прошел аттракцион «Превращения». Мы по очереди накрывались простыней, прихватив с собой мешок карнавальных масок, а Татка размахивала своей волшебной палочкой, обращая маму в зайчика, бабушку в белочку, а папу в одноглазого пирата. Наконец муж решил, что пора появиться Деду Морозу. Объявив во всеуслышание, что забыл поставить в гараж машину, он выскользнул из квартиры, а несколько минут спустя от входной двери раздался звонок.

– Кто бы это мог быть? – с напускным удивлением засуетилась я.

– Может, дверью ошиблись? – всполошилась свекровь, которую мы как-то не подумали ввести в курс дела.

– А мы сейчас проверим. Кто там?

– Это я, Дедушка Мороз, – театрально пророкотал муж.

– Не открывай! – подскочила Нина Павловна, грудью перегораживая дверь. – Много их сейчас ходит, нехристей, ворвутся в квартиру, ограбят, изуродуют, да еще и убьют ненароком!

– Мама. – пропищала Танюшка, утыкаясь подрагивающим носиком в мою юбку. Я отчаянно замигала свекрови, пытаясь внушить, что все идет по

плану, но, кажется, она восприняла мою артистическую мимику как нервный тик.

– А я вам подарочки принес, – не унимался муж за дверью, не понимая, отчего его никак не пускают домой.

– Как же! – подбоченилась Нина Павловна. – Знаем мы эти «подарочки». А вот я сейчас милицию вызову!

– Нет! – бросилась я спасать ненаглядного. – Не нужно милицию. Это настоящий Дедушка Мороз, я его знаю! Нина Павловна, освободите проход.

Отважно потеснив сопротивляющуюся свекровь, я все-таки сумела распахнуть дверь.

– Здравствуй, деточка! – зашевелил бородой муж, склоняясь над оцепеневшей Таткой.

– А-а-а! – в ужасе взвыла его дочь и бросилась наутек.

– Антоша? – удивленно протянула свекровь, и мы дружно кинулись догонять перепуганную беглянку.

В общем, «Деду Морозу» пришлось уйти. Но подарки он все-таки оставил. А потом домой вернулся сконфуженный папа, и осмелевшая Татка взялась их разбирать. Мир и радость вновь вернулись в нашу семью. На елочке зажглись гирлянды, пол покрылся слоем конфетти, а мы, взявшись за руки, принялись водить хоровод.

– В лесу родилась елочка, – самозабвенно распевала свекровь.

– Ула, ула! – вопила счастливая Татка.

– Жаль, что малыш всего этого не видит, – шепнул мне на ухо муж, легонько коснувшись живота.

– Зато он все слышит, – улыбнулась я. – Так что подпевай, не лентяйничай.

Антон сложил ладони рупором и прогудел в мой живот:

– Эй, малышня! С Новым годом! Как слышно? Прием!

– Наверно, мы с тобой слышим хуже него. Но я уверена, что он тебе что-то ответил.

Потом мы уложили Татку в кровать, и свекровь вызвалась с ней посидеть. Антон предложил прогуляться: не пропадать же закупленным фейерверкам! Мы вышли на улицу. Там царило небывалое оживление: со всех сторон что-то взрывалось, трещало и хлопало. Мы поспешили внести свою лепту в праздничную канонаду.

– Как думаешь, малыш не боится?

– Нет, я ведь радуюсь, а дети очень чутко воспринимают мамины эмоции.

Мы стояли и смотрели в новогоднее небо, расцветающее огнями фейерверков. И тут я почувствовала в животе осторожный толчок. Неужели.

– Антон, он шевельнулся! Ой, еще. Как здорово!

Муж быстро стянул перчатку и положил руку мне на живот:

– Принимаю телеграмму: «Родители зпт с Новым годом!»

Спасайтесь: инфекция!

. И все-таки я заболела. Не спасли ни чеснок, ни оксолинка. Бросив все дела, к нам на помощь примчалась моя мама. Перетащила Таткину кроватку в гостиную, поближе к своему дивану, а меня уложила в постель и принялась отпаивать клюквенным морсом (таблетки на время беременности рекомендуется исключить). И вот лежу я в полутемной спальне. На запястья привязаны салфетки, смоченные разбавленным уксусом (еще один способ борьбы с температурой). Слушаю приглушенные коридором звуки и понимаю, что наконец-то могу расслабиться и не думать вообще ни о чем. Всю ответственность за происходящее в этой квартире взяла на себя моя мама. Она позаботится и о Татке, и обо мне, и о моем будущем малыше. Как хорошо, когда о тебе кто-то заботится! Глаза слипаются, голова тяжелая. Спать.

– Настя! Беда: у вас краснуха!

Сон как рукой сняло:

– Что ты, мамочка, не может быть. Я ведь вызывала врача.

– Танюшку всю обсыпало! Только посмотри на нее.

Смотрим вместе. Внимательно и испуганно: краснуха – очень опасная болезнь для беременных, так как может вызвать серьезнейшие нарушения в развитии плода.

– По-моему, это просто диатез. Переела Татка сладкого на Новый год.

Мама тщательно осматривает меня. Сыпи нет. Звоним врачу, описываем картину. Врач меня успокаивает, но обещает зайти на следующий день.

– Мам, но ведь я болела в детстве краснухой!

– Кажется, болела. Если только это не был диатез, – печально усмехается мама.

Богатырям – слава!

Краснуха нас миновала, но переболела я достаточно серьезно, с высокой температурой, насморком и кашлем. Очень переживала за малыша. Немного утешала информация справочника о том, что к пятому месяцу беременности у плода заканчивается формирование всех органов и систем и ему нужно только расти. Все же, идя после болезни на прием к врачу, я очень волновалась. Анализы медицинских нареканий не вызвали, но измерение давления заставило врача нахмуриться. Повысившееся давление для беременной женщины тревожный симптом – недаром его контролируют при каждом посещении.

– Сделаем УЗИ, а потом измерим еще раз, – решила врач. Сердце бешено забилось: как-то пройдет обследование? Не повлияла ли моя болезнь на малыша? В полуобморочном состоянии я легла на кушетку.

– Что же вы так волнуетесь? – пробился ко мне добродушный голос. – У вас чудесный ребеночек. Богатырь. И однозначно мальчик!

Далее последовали какие-то цифры, результаты измерений всего, что казалось столь надежно укрытым в моем животе. Я медленно приходила в себя. Мальчик. Богатырь.

– Скажите, он здоров? Я недавно так сильно переболела.

– Конечно, здоров. И вы больше не болейте. А главное, не переживайте так сильно, будущим мамочкам нельзя волноваться!

Окрыленная, я буквально взлетела с кушетки и понеслась в ставший почти родным кабинет. Врач оценила улыбку блаженства на моем лице и аккуратно спустила с небес на землю:

– Давайте-ка все же измерим еще раз давление.

Я покорно протянула руку. Давление так давление. Главное, с малышом все в порядке.

– Надо же, теперь норма, – врач подняла на меня удивленные глаза. – Неужели вы так сильно волновались?

– Не переживайте, милочка, все у вас будет хорошо!

58 Всего 4 Сегодня
Оцените полезность
Share

You may also like...